Как президентство Трампа повлияло на пищевую промышленность?

0
18

Настоящие торговые войны и периодически возникающие кризисы в сфере власти обусловливают слишком уж разносторонний характер влияния деятельности Дональда Трампа на пищевую отрасль. Когда Дональд Трамп со всеми его радикальными идеями был избран президентом, многие были откровенно удивлены. Можно с уверенностью сказать, что его президентство было почти для всех настоящим сюрпризом – в том числе и для предприятий пищевой промышленности.

В середине первого года правления Трампа влияние его администрации на пищепром и сельское хозяйство в основном отражало его значительное влияние на бизнес в целом. Ведь всю предвыборную кампанию он провел в качестве бизнесмена, пообещав представителям деловой среды снять нормативные кандалы и в целом улучшить деловой климат. Однако в вопросах торговли, регулирования в бизнес-сфере, в особенности на фоне приостановки деятельности правительства в декабре 2018 г., влияние Трамповской администрации на пищевую отрасль оказалось в значительной степени смешанным.

В начале президентского срока Трамп регулярно говорил о росте цен на акции как о показателе успешности своей экономической политики. Но фондовый рынок оказался нестабильным, и компании из пищевой индустрии также ощутили эти колебания. В совокупности цены на акции 10 ведущих американских производителей продуктов питания упали на 14% с прихода Трампа к власти в январе 2017 года до декабря-2018. Аналитики говорят, что администрация Трампа столкнулась с вечной проблемой государственной политики – а именно с жесткой причинно-следственной связью всех предпринимаемых властью действий. Это значит, что при управлении государством нельзя заниматься одним вопросом и надеяться, что он не повлияет на какие-либо другие сферы.

Проблемы торговли

Именно торговая сфера, вероятно, является той самой областью, где влияние на продовольственную отрасль было как самым сильным, так и самым продолжительным. Трамп, который во время предвыборной кампании выступал против «односторонних» торговых сделок, которые «насиловали экономику США», в начале своего правления принял 2 решения с внушительными последствиями для всего рынка: выход из Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) и введение новых пошлин на импортируемый алюминий и сталь.

Выход из НАФТА привлек большое внимание практически всех представителей американского пищепрома, так как многие продукты пересекают канадскую и мексиканскую границы в обоих направлениях. Но проблема была решена (по крайней мере, временно) после принятия в сентябре прошлого года соглашения между США, Мексикой и Канадой (USMCA), которое, по своей сути, стало эффективной альтернативой НАФТА.

Принимая во внимание всю активность, с которой Трамп критиковал НАФТА во время свой президентской кампании, USMCA по многим пунктам удивительно схожа с ней. В частности, сохранен доступ Америки к канадским и мексиканским сельскохозяйственным рынкам практически на одном уровне. Ключевым же новшеством стало усиление экспансии США на канадский молочный рынок. USMCA увеличивает квоту американских молочных продуктов, которые могут продаваться в Канаде, не попадая под действие канадских пошлин, в результате чего Канаде приходится повышать цены на некоторые молочные продукты, в частности, на концентраты молочного белка и сухое молоко. В результате американские аналоги становятся более конкурентоспособными.
Канадский рынок молочных продуктов был, пожалуй, одной из ключевых ошибок Трампа в продовольственной сфере. Президент США в своем Твиттере писал, что «Канада взимает с США пошлину в 270% на молочные продукты! Они тебе этого не сказали? Несправедливо по отношению к нашим фермерам!», однако действия, последовавшие после столь громких заявлений, оказались более чем скромными. По предварительным оценкам принятие USCMA поможет Соединенным Штатам увеличить долю своего присутствия на канадском рынке молочных продуктов всего с 3,25% до 3,6% или же на 70 млн долларов в денежном эквиваленте. В общих масштабах продовольственного рынка США такой прирост будет практически незаметен.

Стальной вопрос

Для полноценного вступления положений USMCA в силу Соглашение должно быть ратифицировано законодательными органами всех 3 стран. То, произойдет ли это, зависит от множества факторов – в том числе и от возможности отмены мер, принятых в 2018 году, а именно 10-процентных пошлин на импортируемый алюминий и 25-процентных тарифов на ввозимую сталь.

Эти тарифы, конечно, взволновали руководителей американских металлургических компаний, некоторые из которых присутствовали на подписании указа о принятии данной меры. Но для компаний, производящих продукты питания и напитки, это оказалось тройным ударом. В частности, из-за повышения цен на металл существенно выросли затраты на приобретение алюминиевых банок и другой подобной упаковки – в этом проявился краткосрочный эффект нововведений. В долгосрочной же перспективе повышение пошлин на металл приведет к росту затрат на техническое оснащение предприятий. И это неизбежно вызывает ответные меры со стороны производителей.

Перед тем как Трамп инициировал повышение тарифов, он получил письмо от нескольких крупных компаний и промышленных групп, производящих напитки, включая Coca-Cola, PepsiCo и Molson Coors. В письме указывалось, что 10-процентное повышение пошлин на импортируемый алюминий, обойдется индустрии напитков в 256,3 млн долларов. Пострадала от этого нововведения и сфера производства консервов. Некоторые эксперты отмечают, что это повышение пошлин непропорционально ложится на плечи потребителей с более низким доходом, которые более активно приобретают консервированную продукцию. В различных аналитических материалах отдельно подчеркивается, что любое увеличение стоимости продуктов питания, напитков и потребительских товаров в результате роста тарифов будет ощущаться всеми американцами, но наиболее остро – потребителями, которые полагаются на консервированные продукты длительного хранения.

Для снижения негативного эффекта администрация Трампа сначала пыталась уменьшить влияние тарифа на стоимость металлической тары. В частности, на следующий день после того, как Трамп объявил о введении новых ставок, министр торговли Уилбур Росс в своем выступлении на CNBC поднял банку консервированного супа и заявил, что тариф добавит к его стоимости только 0.6%. Однако руководители предприятий, выпускающих консервированную продукцию, сразу же парировали, что прирост составит около 4%. И в ходе телефонной конференции с биржевыми аналитиками в следующем месяце Энтони Ди Силвестро, финансовый директор компании Campbell, специализирующейся на консервах, заявил о двузначном увеличении расценок на алюминиевую и стальную упаковку.

В любом случае не приходится сомневаться, что повышение пошлин на ввозимые металлы оказало влияние на производителей пищевых продуктов и напитков. В частности, 14-процентное падение общей цены акций 10 крупнейших публичных предприятий из продовольственного сектора произошло отчасти по этой причине. А также отмечается, что влияние роста тарифов еще острее ощущается небольшими производителями. В частности, некоторые эксперты рынка говорили, что если крупные компании ощутили последствия такого роста через 4–5 месяцев, то малые производства увидели результат уже через несколько недель.

Удар сзади

Негативные эффекты принимаемых администрацией Трампа действий не ограничивается только увеличением издержек в результате повышения цен на металлы. Евросоюз, Китай и другие страны незамедлительно ввели ответные меры и даже запретили ввоз ряда американских товаров, включая продукты питания. Эти меры в основном касались конкретных товаров – таков, в частности, бойкот соевых бобов из США китайскими производителями.

Наибольшее воздействие на переработчиков оказало введение Поднебесной карательных тарифов на несколько основных категорий мясных продуктов США – например, 62-процентный тариф на свинину (сверх существующей 12-процентной ставки). В основном эти меры коснулись фермеров и владельцев ранчо, занимающихся выращиванием говядины и свинины. Кроме того, чтобы ответить на повышение тарифов на импортируемый металл, Китай ввел ограничения поставки или повышенные пошлинные ставки на куриные окорочка и свиные субпродукты, для которых в США практически нет внутреннего рынка.

Производители начали продавать такие продукты компаниям, специализирующимся на изготовлении кормов для домашних животных. Многие и вовсе отказывались от них. Если такая ситуация сохранится и в дальнейшем, это окажет серьезное влияние на экономику мясной отрасли США. В результате компаниям-производителям придется компенсировать потери другими способами – прежде всего, повышением цен на другие категории своей продукции.

В то же время экспортные ограничения снижают стоимость товаров на внутреннем рынке. Так, цены на американскую сою упали на 11% после того, как Китай прекратил закупать ее в апреле прошлого года. НА долю Поднебесной приходилось до 20% совокупного урожая сои в США. В краткосрочной перспективе это принесет производителям пищевых продуктов безусловную выгоду, однако в долгосрочной перспективе сохранение такой ситуации может быть привести к совершенно иным последствиям. В конечном счёте объем соевых плантаций будет сокращаться. И это неизбежно затронет всю цепочку производства, что ощутит на себе, прежде всего, рядовой потребитель.

Существует даже вероятность того, что торговые войны уничтожат USMCA, который является на сегодняшний день главной победой Трампа на продовольственном рынке. Рост тарифов на металлы привел к тому, что Мексика, крупнейший рынок для молочных продуктов в США, прошлым летом ввела ответный тариф в размере 20–25% на все американские сыры – это стало прямым последствием выхода США из НАФТА. Если Соглашение USMCA будет сохранено, то оно, вероятно, поможет урегулировать эту ситуацию. Однако она все еще ожидает ратификации – и на фоне роста пошлин на металлы могут дать как Канаде, так и Мексике повод для задержки принятия решения или даже отклонения предлагаемого Соглашения.

Нарушение правил

Одним из вопросов бизнес-отношений, который Трамп обещал постараться решить, является регулирование. Он с завидным постоянством обличал в ходе предвыборной кампании «факты уничтожения рабочих мест», и вскоре после вступления в должность он заявил о намерении требовать от федеральных ведомств отмены ряда действующих правил, прежде чем любое нововведение сможет вступить в силу.

Администрация Трампа участвовала в публичных атаках на нормативно-правовые акты в нескольких секторах – прежде всего, на экологические ограничения на использование угля и других видов углеродного топлива. Однако, когда дело доходит до пищевой продукции, эксперты говорят, что политика FDA и других федеральных агентств при Трампе в большинстве решений повторяет действия предыдущих администраций. Отмечается, что в вопросах охраны окружающей среды, образования и труда, действительно произошли фундаментальные изменения. Однако в функциях и задачах Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США все осталось по-старому. Они просто продолжают заниматься теми же вопросами и выполнять те же действия, что и раньше.

Возможно, наиболее ярким примером такой преемственности были правила, регламентирующие порядок использования этикеток, которые были приняты еще при администрации Обамы и повторно продвинуты в рамках Трампа. Это касается инициативы Министерства сельского хозяйства США по требованию идентификации продуктов, содержащих генетически модифицированные организмы (ГМО), и идея Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов о необходимости предоставления покупателям возможности проверить информацию о продукте в специальном разделе этикетки.

Оба правила, предположительно, вступят в силу с 1 января 2020 года. Минсельхоз США опубликовал окончательную редакцию правил информирования о наличия в продукте ГМО в декабре прошлого года, указав, что для таких продуктов будет использоваться новый термин – «биоинженерный». Что касается раздела этикетки «Факты о продукте», то здесь будет отображаться еще больше сведений, чем планировалось – в частности, данные о количестве сахара.

В целом принятие таких мер не вызывает удивлений у экспертов пищевого рынка. Они утверждают, что с учетом столь длительной их разработки они просто не могли быть отклонены. В частности, информационный ярлык Nutrition Facts уже активно используется многими производителями. То же касается и информирования о содержании ГМО. Тем не менее многие участники продовольственного рынка предполагают, что реализация этих мер может быть не чем иным, как отражением позиции главы FDA Скотта Готлиба, который известен своими активными выступлениями за сохранение высокой безопасности и чистоты состава пищевых продуктов.

В результате такой политики руководства Управления саннадзора и гигиены рассматриваемые ранее инициативы в области контроля качества и безопасности пищевых продуктов, вероятно, получат возможность дальнейшего развития. Администрация Трампа не предпринимала попыток инициировать новые правила, основанные на безопасности пищевых продуктов, но в то же время она не препятствовала их предложению другими причастными структурами. Кроме того, практически все эксперты отмечают, что нынешняя власть уделяет большое внимание реализации тех инициатив, что уже были начаты предыдущей администрацией.

USDA и FDA также заняли открытую позицию по отношению к развитию мер контроля в сфере гигиены и безопасности пищевой продукции. В частности, Министерство сельского хозяйства США активно взаимодействует с представителями пищевой промышленности и различными группами потребителей. В целом результаты работы руководства Департамента безопасности пищевых продуктов и инспекций американского Минсельхоза США при действующем президенте практически всеми признаются положительными.

Вопросы иммиграции и их влияние на пищевую индустрию

Есть еще один проблемный вопрос, который может влиять на пищевую индустрию спустя еще долгое время, – это отношение Трампа к иммиграции. Многие отрасли пищевой промышленности зависят от иммигрантов, в том числе незарегистрированных иммигрантов, используемых в качестве трудового ресурса. Дональд Трамп же сделал сокращение объемов нелегальной иммиграции краеугольным камнем своей политики. И его администрация решила этот вопрос, по крайней мере, с точки зрения правоприменения. Иммиграционная и таможенная полиция (ICE) в течение 2018 года провела многочисленные проверочные рейды на предприятиях пищевой промышленности. Вот наиболее показательные из таких проверок:

  • Мясоперерабатывающий завод в Морристауне, штат Теннесси, где в ходе рейда 6 апреля было арестовано 97 мигрантов;
  • пекарня в Чикаго, проверенная в июне и июле и лишившаяся почти 800 работников, что составляет примерно треть всего персонала компании;
  • мясоперерабатывающий завод в Салеме, штат Огайо, где 19 июня был проведен рейд с 146 арестами;
  • на завод в О’Нейле, штат Небраска, где рейд был проведен 8 августа, в результате чего было арестовано 133 человека.

Всего же с января по октябрь 2018 года ICE провела 5 981 проверку предприятий из различных сфер производства и предъявила 779 уголовных обвинений – и это абсолютный рекорд за последние 10 лет работы, как говорят результаты USA Today. При этом следует подчеркнуть, что из всех этих обвинений 113 были выдвинуты против руководящего звена организаций, что на 82% больше, чем в предыдущем году. В то же время 666 обвинений было предъявлено непосредственно работникам, что соответствует приросту на 812% в сравнении с прошлым отчетным периодом.

Ситуация на трудовом рынке, вероятно, будет оставаться непростой для пищевой промышленности еще длительное время. Дело в том, что иммигранты зачастую являются лучшим, если не единственным источником трудовой силы для многих пищевых предприятий. Это обусловлено множеством факторов: прежде всего, это удаленное местоположение предприятий, сезонный характер работы, малопривлекательные условия труда. Уровень безработицы же в США по данным на конец 2018 года составлял всего 3,9%, что дополнительно затрудняет привлечение легальной рабочей силы. Однако администрация Трампа вряд ли прекратит свою агрессивную политику в отношении использования труда иммигрантов, как это было сделано администрацией Барака Обамы в 2013 году. И многие эксперты уверены, что такая позиция Трампа, безусловно, получит политическую поддержку.
Если же говорить в целом, то успехи Дональда Трампа на политической арене, если учитывать его влияние на продовольственный сектор, будет в значительной степени зависеть от того, насколько доступными будут продукты питания для рядовых потребителей. И с учетом низкой безработицы и низких темпов инфляции такая доступность с большой вероятностью будет обеспечена. Как показывает статистика, до сих пор за время президентства Трампа расходы на продукты питания для среднестатистической семьи из 4 человек увеличились всего на 1%. Однако есть и другое мнение: при длительном действии повышенных пошлин потребители ощутят значительно более существенный рост цен.

Специалисты считают, что американская экономика все еще достаточно сильна, чтобы противостоять потенциальному воздействию торговых войн. На сегодняшний экономика уже выдержала множество серьезных ударов и до сих пор достаточно спокойно реагирует на большинство потрясений. Однако в какой-то момент времени совокупный эффект превысит критическую прочность действующей экономической системы – и весь рынок, а прежде всего покупатели почувствуют на себе все накопившееся в ней напряжение.